По всем вопросам пишите по адресу:
my.playstation.post@gmail.com

Sunday, 11 November 2018

Видеоигры и цензура. Намертво связанные


История игровой индустрии — это также и история ее цензуры. Гордиться здесь особо нечем, но, как известно, даже самый позорный и отрицательный опыт может стать источником мудрости. Достижения европейских стран в этой области впечатляют, но доминирующая роль, конечно же, принадлежит США. Многочисленные гражданские и религиозные организации, экспертные комиссии и комитеты на протяжении вот уже почти тридцати лет рьяно борются с аморальностью и насилием в видеоиграх, используя излюбленное оружие примитивной цензуры — демагогию и запреты.


Death Race в 1976 году считалась «кровавой» игрой и вызвала массу протестов со стороны блюстителей морали

Впервые прессинг со стороны самых разных общественных и политических сил создатели электронных развлечений почувствовали еще в семидесятых годах минувшего столетья. В 1976 году компания Exidy выпустила аркаду Death Race. Это была черно-белая игра, представлявшая немного более продвинутую версию Pong, суть которой сводилась к необходимости заработать как можно больше очков, гоняя по улицам на автомобиле и давя пешеходов. Полотно дороги, абстрактные машинки из нескольких квадратов и фигурки пешеходов в виде палок — вот и весь ее визуальный ряд. Тем не менее, проект столкнулся с волной протеста в США. Десятки статей в информационных изданиях облизали виртуальное кровопролитие и его влияние на неокрепшие умы со всех сторон. Авторов обвиняли в пропаганде жестокости, насилия и подстрекательстве к общественно-опасным преступлениям. В итоге тираж Death Race был отозван изо всех магазинов, а цензура фактически получила зеленый свет.


Mortal Kombat чаще всего подергался нападкам за жестокость и насилие

Custer's Revenge, Mortal Kombat, Doom, Night Trap, Lethal Enforcers — в последующие годы игры все чаще и чаще стали подвергаться бомбардировке со стороны блюстителей морали. Дабы разрешить ситуацию и свести к минимуму число исков и претензий конгресс в 1993 году принял постановление, согласно которому студии, занимающиеся разработкой и изданием софта, в качестве инструмента саморегулирования должны были сформировать рейтинговую систему, в противном случае будет введен государственный контроль. Крупные компании решили «не выносить сор из избы» и создали ассоциацию ESRB (в странах Европы ее аналогом является PEGI), цель которой состояла в информировании покупателей о содержании продукта. Согласно правилам, рейтинги присваиваются специальной комиссией, принимающей решение большинством голосов. Продюсер может потребовать обоснование оценки, подать апелляцию или вообще не предоставлять проект на рассмотрение — если, конечно, он не заинтересован в его реализации. Формально комиссия ничего не запрещает, зато может поставить разработчиков в такое положение, когда получить нужный рейтинг можно лишь путем самоцензуры. Удаление эпизодов, содержащих сцены насилия, эротику или секс, замена цвета крови с красного на зеленый, введение гремлинов и бойцов спецназа вместо мирных жителей — все это последствия такой «корректуры».

Система оценивания включает следующие категории:

ЕС, Е, Е10+: общая аудитория. Иными словами, здесь все стерильно. Это могут быть головоломки, детские игры, аркады, а также различные развивающие проекты вроде Brain Age и Flash Focus: Vision Training in Minutes a Day.

Т: от 13 лет и старше. Родители недвусмысленно предупреждены, что некоторый материал может быть нежелателен для детей до тринадцати лет.

М: от 17 лет и старше. Самая интересная и разнообразная категория, поскольку поводом для рейтинга может послужить как пара ядерных шуточек, так и полноценный изуверский слэшер.


Thrill Kill была настолько эпатажна для своего времени, что ее в итоге даже отменили

АО: от 18 лет и старше. Общепризнанный «убийца». Проекты с подобным ярлыком зачастую вообще запрещают к выходу в таких странах, как Германия, Великобритания, Греция, Новая Зеландия и Южная Корея. Одной из первых игр, этой оценки удостоилась Thrill Kill. Это был первый файтинг на четырех человек для консоли PlayStation с заметными заимствованиями из Mortal Kombat. Кровища, добивающие приемы, персонажи все сплошь серийные убийцы и все в таком духе. Изначально издателем выступала компании Virgin Interactive, но потом права отошли к Electronics Arts. Та подумала, сочла игру слишком жестокой и отменила готовый проект. Совсем. Но, несмотря на это сыграть в нее — при наличии большого желания — можно. В пиратскую версию, разумеется. В целом, плохая репутация этой категории зачастую не имеет ничего общего с непосредственным содержанием ее носителей. Наравне с малобюджетным и низкопробным трэшем, рейтинг «АО» в свое время получали Fahrenheit, The Punsher и Soldier of Fortune.


Вышедший в 2005 году Fahrenheit попал под запрет в ряде западных стран из-за наличия сцен сексуального характера

Практика показала, что наиболее оптимальным для потенциально успешного проекта является оценка «Т» или максимум «М». Именно под их стандарты в большинстве случаев стараются подогнать жесткие жанровые игры. Вместе же со штампом «АО» издатель зачастую получает немало проблем. И отнюдь не потому, что это, дескать, приведет к снижению уровня продаж. Дело в том, что средства массовой информации априори связывают воедино жестокие видеоигры и реальное насилие. Если выяснится, что подросток, пристреливший своего одноклассника, имел в своей коллекции Call of Duty или Battlefield, то в газетах напишут, что все дело именно в этой игре, а не в общедоступности оружия в стране, наркотиках или психических отклонениях у человека. То же самое относится и к случаям, когда в руки к детям попадают проекты, содержащие сцены сексуального характера. Никто не будет выяснять, каким образом это произошло, зато найдется немало моралистов, которые потребуют изъять весь тираж из магазинов и торговых сетей, обвиняя авторов в развращении малолетних и пропаганде безнравственного поведения. В таких случаях, цензура становится главным оружием тех, кто ищет простых ответов, считающих, будто ужесточение контроля и запреты могут защитить несовершеннолетних. Хуже всего, что жертвами подобных абсурдных действий и выводов иногда становятся действительно глубокие и инновационные проекты. И даже имея четкие критерии вроде систем ESRB и PEGI подобного произвола пока нельзя избежать, хотя и общепринято считать, что запрещать стоит видеоигры, где показ насилия или эротики становится самоцелью, а не спецэффектом.

0 коммент.:

Share it